Перейти к содержимому

Фотография

Acta Diurna Populi Romani


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1
kosuha

kosuha

    Младший флагман эскадры "Аскольдъ"

  • Его Высокоблагородие Капитанъ I рангаКапитан1ранга
  • 3 097 сообщений
  • ГородГород-Герой Тула
  • Имя и Отчество:Игорь Николаевич

Понравилась уже давно одна вещь. Ребята современные новости накладывают на древнеримскую историю. Получается прикольно. https://vk.com/legatus_praetor

 

Не далее как вчера с Палатинского холма пришли любопытные известия. На Форуме было объявлено, что Цезарь Август решил пересмотреть «Эдикт о Нубийских демонах», обнародованный еще во времена окончания правления консула Гая Бореалиса Алколигулы, о чем и было внесено соответствующее предложение в Сенат.

Казалось бы, что такого необычного в очередном скучном законе? Однако, квириты расходились с Форума по тратториям недоуменно покачивая головами и обсуждая – что всё это может означать?

Известно, что демоны из Нубийских пустынь еще со времен диктатора Суллы считаются самым устрашающим оружием – обычно эти твари запечатаны в кувшины, но если взять катапульту и забросить один такой кувшин в центр вражеского города, то вырвавшийся на свободу огненный демон превратит всё вокруг в пепел. Давний Эдикт уточнял число демонов, которых могут содержать в глубоких подвалах как римляне, так и парфяне – сколько этих существ можно запечатывать в кувшины, а сколько оставлять запертыми в темницы. Божественный Август нынче вдруг заявил, что отныне Рим сам будет решать этот вопрос, поскольку Парфия договор не соблюдает и не собирается соблюдать. Но если же парфяне захотят вернуться к исполнению сего Эдикта, то им следует выполнить следующие условия.

Для начала парфянский царь должен убрать свои боевые колесница и триремы от римских границ на суше и на море. Затем отменить антиримские законы и выплатить виру за ущерб, понесенный Римом и его гражданами. Наконец, царь Абамарак обязан прибыть на Палатинский холм сидя задом наперед на осле и поцеловать под хвост любимого коня Цезаря Урсуса.

Каждому понятно, что соблюсти эти требования парфяне не смогут – ладно бы еще поцеловать коня Урсуса в то место, о котором при невинных девицах упоминать не принято; это в порядке вещей для Парфии. Но остальное? Не означают ли речи Цезаря, что Империя готова на окончательный разрыв с Парфией? Или что Абамараку указывают на то, что парфянская привычка принципиально не соблюдать правила приличия и договоры Риму окончательно надоела?

А может быть это сюрприз для будущего царя – известно, что Абамарак стар и немощен, а на его место претендуют двое: больная падучей старуха Хилария, жрица верховного божества Парфии – Гигантской Золотой Жабы (поговаривают еще, что Хилария злокозненная ведьма) а так же богач, эпикуреец и скандалист Трампарамп (у этого тоже, по слухам, не все в порядке с головой)? Так для чего же последовал этот жест со стороны Божественного?

В свою очередь жрецы храма Эпоны, где содержится конь Урсус, истолковав его ржание, постукивание копытцами и прядание ушами, объявили, что любезный Урсус в любой момент готов к церемонии целования – осталось лишь дождаться, когда Абамарак въедет в Вечный Город на осле, сидя лицом к хвосту оного...




Наградной лист

#2
kosuha

kosuha

    Младший флагман эскадры "Аскольдъ"

  • Его Высокоблагородие Капитанъ I рангаКапитан1ранга
  • 3 097 сообщений
  • ГородГород-Герой Тула
  • Имя и Отчество:Игорь Николаевич

Который уже день достойные квириты наблюдают за событиями, разворачивающимися на культурном поприще Рима. Нет-нет, это вовсе не связано с постановкой новой трагедии или выступлением какого-нибудь сладкоголосого греческого кастрата. Дело обстоит гораздо веселее, о граждане! 

Случилось так, что на днях известный комедиант и содержатель собственного амфитеатра Райкис, вышел на Форум драматически завернувшись в роскошную цветастую тогу, вывернул себе на голову чашу с пеплом и тоном, которым обычно оповещают о том, что любимый раб повесился в кладовке, объявил на весь город, что Сенат и Народ Рима чинят мерзостные препоны свободному искусству. Что, мол, государство не должно вмешиваться в труд живописцев, актеров и литераторов, а вовсе наоборот, поощрять оных звонкими сестерциями из казны, а если плебсу вдруг творения вольных художников приходятся не по нраву и грязные обитатели Субуры готовы закидать очередной шедевр гнилой репой, тухлыми яйцами, а то и дохлыми крысами, то в это обязаны вмешаться префект и городская когорта – разумеется, во имя искусства. Конечно же были помянуты времена диктатора Суллы – без этого, по законам жанра, было никак не обойтись: главное, чтобы было страшнее. 

Что тут началось, о любезные квириты! Райкису (кстати, фактически унаследовавшему амфитеатр от своего родителя, знаменитого фигляра обласканного властью в эпоху Красных Туник) припомнили всё. И скудного разумом «живописца» Павлиния, прибивавшего свои тестикулы корабельным костылем к мостовой на Марсовом поле. И распущенных девиц из лупанария Rebellam Vaginam, несколько лет назад нарядившихся в костюмы гарпий и устроивших безобразные пляски в храме Юпитера, за что их продали в рабство и отправили на рудники. И недавний грандиозный скандал с выставкой парфянских фресок, на которых были изображены не достигшие брачного возраста девицы в развратных позах. Один иудей-меняла с рынка в Тибуртине напомнил Райкису, что он сам получал деньги, - и немалые! - из казны для постановок в своем амфитеатре, который, между прочим, формально принадлежит Римскому государству и народу! 

Дальнейшее начало напоминать дурную комедию в исполнении труппы самого же Райкиса. На форуме объявился косноязычный Залдус Танус по прозвищу «Эскулап», предводитель шайки лихих наездников «Lupi Nox», давно являющийся всеобщим посмешищем хотя бы потому, что он не в состоянии внятно связать двух слов и, подобно столь же нелепому префекту умбрийского города Куявис, бывшему гладиатору Кликсу, путает голову с местом ей противоположным. Из мутных речей Эскулапа квириты вынесли, что это всё парфянские происки, а «искусство» Райкиса состоит в том, чтобы лепить фигурки из какашек и малевать невообразимые каракули содержимым выгребных ям при казармах гладиаторов! 

Дело едва не дошло до драки. Столичные бездельники, напомаженные греки и жители иудейского квартала начали единым хором голосить о том, что Райкис совершенно прав и Сенат обязан давать деньги на любые художественные эскапады – чем, в конце концов плох плебей Павлиний с его продырявленными тестикулами? Это модно и современно, так сейчас делают все живописцы, от Парфии до Галлии! Другие справедливо заявили, что тратить полновесные сестерции из казны на пляски низкопробных гетер из завшивленного лупанария Сенат и Народ Рима позволить себе не могут! Райкису едва не расквасили нос, Залдуса Тануса бросили в фонтан, вмешавшемуся в громкий диспут неугомонному сенатору Милонию порвали тогу на месте, о котором при невинных девицах не упоминают, а решивший высказаться оратор плебеев Просвирнус поскользнувшись упал на гиппопотама из уличного зверинца и раздавил его насмерть! 

Тут к счастью подоспели новости о скандально-знаменитом фигляре Панинии, который упившись дрянного вина уестествил целую псарню свирепых собак для травли зверей на Больших Играх, выйдя оттуда живым, и внимание спорщиков переключилось на это необычайное событие... 

О квириты! К чему столь буйные страсти?! Если Сенат и Народ Рима платит тебе за искусство – изволь прислушиваться к их мнению, это же очевидно! Но если ты создаешь фрески или пишешь пьесы на свои деньги – прежде всего соблюдай законы и твори так, как считаешь нужным. К чему столько криков, любезные граждане? Займитесь лучше чем-нибудь душеполезным – например перечитайте Горация! 




Наградной лист

#3
kosuha

kosuha

    Младший флагман эскадры "Аскольдъ"

  • Его Высокоблагородие Капитанъ I рангаКапитан1ранга
  • 3 097 сообщений
  • ГородГород-Герой Тула
  • Имя и Отчество:Игорь Николаевич

До Бога - высоко, до Царя - далеко. А до Рима вообще хрен доберёшься. Получил тут очередную депешу с замороженным гонцом, староватую правда, но смешную.

 

"Последние два дня владельцы амфитеатров Вечного города терпят сокрушительные убытки. Публика отказывается ходить на пьесы Плавта и Аристофана, напрочь игнорирует представления мимов и комедиантов. Зато на Форуме у Капитолийского холма круглосуточно стоит такой хохот, что весталки пожаловались в Коллегию жрецов на то, что римляне мешают им отдыхать в ночные часы... 

Что же случилось? Отчего добродетельные граждане сбежались на Форум и жадно выслушивают очередного гонца из провинции Таврика, при этом рыдая от смеха и жизнерадостно вопя «Еще, еще рассказывай!» 

Виной тому (какая неожиданность! какой сюрприз!) стали, разумеется умбры – которые, между прочим, ныне ужасно обижаются от того, что их перестали необоснованно полагать грозными и жестокими бойцами, вцепляющимися зубами в печень врага, а перевели в разряд жалких фигляров, чьи эскапады день ото дня становятся все безумнее и забавнее. Последняя же выходка умбрийских горе-воителей превзошла все границы разума, приличий и здравого смысла. 

Случилось так, что второго дня близ побережья Таврики на горизонте нарисовались три плота под драными парусами – причем один плот с гребцами тащил на веревке два остальных, ибо гребцов на все грозные средства мореплавания (язык не поворачивается назвать ЭТО «кораблями) умбров не хватило. Вышедшие им навстречу римские триремы подошли поближе, навархи с некоторым недоумением оглядели обтрепанных дикарей пыхтящих на веслах и осведомились, а куда собственно движется могучая эскадра? Которой, заметим, в море в принципе не место – едва поднимется волнение, плоты попросту утонут. 

Варвары спесиво надув щеки ответствовали, что из Понта Эвксинского направляются в Меотийское болото и потому идут через пролив именуемый Боспором Киммерийским – а вы, римляне, отцепитесь, потому как не ваше это собачье дело. 

- Очень даже наше дело, - вежливо ответил наварх, который, заметим, принадлежал даже не собственно к римскому флоту, а к порубежной морской страже. – Благоволите соблюдать установленные правила, вы находитесь в водах принадлежащих Риму. Сперва надо зайти в порт Пантикаптей, получить там разрешение, принять на борт лоцмана и затем уже отправляться хоть в к Сцилле с Харибдой, хоть к Минотавру на рога. 

Умбры по своему обыкновению начали плеваться, оголять зады с целью демонстрации оных римским экипажам, ритуально хрюкать и выкрикивать оскорбления, приводить которые здесь мы не будем по соображениям нравственности. Далее же начался сущий балаган. 

Плоты варваров, и так-то потрепанные жизнью, грозя развалиться на глазах, устроили карусель вокруг римских трирем. Самый древний налетел на таранный форштевень триремы – и не сказать, что по чистой случайности: грубые дикари так надоели наварху, что было решено их проучить, чтобы впредь неповадно было. Вплоть до заката варваров всеми доступными способами пытались выставить вон из римских вод, на всякий случай перегородили баржей Боспор Киммерийский, грозили катапультами – всё тщетно! Наконец, ближе к вечеру было решено, что затянувшееся представление пора заканчивать хотя бы потому, что начинался шторм, от плотов уже вовсю отваливались гнилые бревна и римлянам вовсе не улыбалось вылавливать умбров из бушующего моря по одному, когда можно взять всех скопом, не доводя до греха. 

По одному из плотов пальнули из луков и высадили абордажную команду, два оставшихся выбросили белые флаги – впрочем, не совсем белые, а если точно – совсем не белые, поскольку в качестве символа поражения умбры использовали нижние портки, изрядно попорченные некоей зловонной субстанцией, традиционно исторгаемой варварами в момент смертельной опасности. 

Плоты были отбуксированы в гавань Пантикаптей, перепуганных дикарей сдали с рук на руки преторианской гвардии, а во избежание распространения кишечных болезней портовые рабы, ворча и поругиваясь, принялись оттирать с плотов упомянутую выше субстанцию, коей вокруг было рассыпано весьма изобильно и щедро. 

Однако, самое забавное в другом – кажется, это едва ли не первый в истории случай, когда боевые корабли одного флота (по крайней мере умбры это считали именно кораблями и именно флотом) сдаются вовсе не боевым кораблям другого флота, а приграничной страже – это само по себе нонсенс и смертный позор для тех, кто считает себя военными мореходами. Впрочем, для умбров подобные экзотические ситуации вполне нормальны и естественны, ибо чем смешнее, тем лучше. 

Впрочем, это далеко не все подробности грандиозного морского сражения, подобного битвам при Саламине или Липарских островах – в самой Умбрии это событие возымело до крайности далеко идущие последствия, о которых я расскажу в следующий раз: достойные квириты требуют чтобы я уступил место новому гонцу, который расскажет продолжение этой занимательной, нелепой и вызывающей искреннее веселье истории... "




Наградной лист




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей